Ситуация
НА ЗАЩИТУ БЕЗДОРОЖЬЯ С ВИЛАМИ

Проезжие части многих улиц трудно назвать таковыми, поэтому автомобилисты, объезжая колдобины, прокладывают дорогу по обочине. А жители, препятствуя этому, воздвигают баррикады. Проходя по улицам, можно встретить их в виде куч сушняка, огромных камней, фундаментных блоков, автомобильных шин и вкапанных кусков рельсов.

 Вот и на нашей улице немало таких "защитников", но из них выделяется женщина почтенного возраста, которая перегородила добрых два метра дороги и все время стоит на страже, чтобы на ее территорию не посягали проходящие и проезжающие.

 Несколько лет назад напротив ее дома на дороге (называя этот участок дорогой, сильно привираю) была огромная яма, практически всегда зали-

 тая водой. Глубина ее достигала взрослому человеку по пояс. И мы, естественно, очень переживали за наших детей. Однажды один из соседей не выдержал и привез целый КамАЗ щебенки и битого кирпича, чтобы засыпать опасный участок. Но женщина выскочила с вилами в руках. Она пообещала проколоть колеса, если мужчина посмеет совершить задуманное. Владелец КамАЗа не стал связываться с эксцентричной женщиной. После этого она почувствовала себя полной хозяйкой не только у себя во дворе, но и на улице.

 После дождей по Тамбовской пройти почти невозможно, количество грязи на квадратный метр превышает все допустимые нормы, единственный вариант - это пробираться по травке об забор. И вот как-то раз таким способом я преодолевала препятствие с коляской, но, пройдя метров сто, наткнулась на ветвистый сук, лежащий прямо на дорожке. Увидев хозяйку, я вежливо попросила убрать ветку. В ответ на меня посыпался такой град непечатной лексики, который явно не укладывался в три этажа.

 Можно, конечно, понять людей, которые хотят, чтобы рядом с их домами было чисто и красиво, но есть же другие способы достичь нужного результата. Например, одна из жительниц нашей улицы каждый год сажает за забором цветы, а бегущая мимо дорожка аккуратно присыпана золой. Проходя мимо этого дома, никто не осмеливается вытоптать цветы или бросить бумажку, и не потому, что их обложат матом.

 


Ко Дню театра
В МИРЕ КУКОЛЬНОГО ТЕАТРА "НА ЛАДОШКАХ"

В нашей семье увлечение кукольным театром наследственное. Еще моя мама, педагог по образованию, Щербакова Лидия Сергеевна организовала в Михайловской основной школе работу кукольного театра. В те времена героев постановок и костюмы к ним учителя вместе с ребятами делали своими руками. Затаив дыхание, я слушала волшебные истории кукольных спектаклей, восхищалась мудростью их героев и смекалкой зверей, не переставая удивляться, спрашивала у мамы: "А разве звери говорить могут?". Так что любовь к этому виду искусства я впитала с раннего детства.

 Счастливые улыбки и радостные лица малышей после спектаклей убедительно свидетельствуют, как они нравятся детям, что они их привлекают своей яркостью, красочностью и динамикой. В кукольном театре дети видят знакомые и любимые игрушки: Мишку, Кошку, Зайку, Колобка, Петрушку, которые ожили, задвигались и заговорили и стали еще привлекательнее и интереснее. Необычность зрелища захватывает детей, переносит их в совершенно особый, увлекательный мир. Кукольный театр располагает большими возможностями, так как он воздействует целым комплексом средств. Художественные образы - персонажи, оформление, слово и музыка - все это вместе взятое в силу конкретно - образного мышления дошкольника помогает ему легче, лучше и правильнее понять содержание спектакля.

 Более 10 лет я являюсь руководителем детского кукольного театра "На ладошках", работавшего в Ивановской основной школе, в школе -интернате, а теперь - в городском Доме культуры. В репертуаре юных кукольников целая палитра спектаклей, полюбившихся дошкольникам: цикл сказок "В гостях у бабушки Варвары", "Марья - царевна", "Три Спаса", к юбилею С. Михалкова были подготовлены спектакли "Комар - комарец" и "Как старик корову продавал". Тепло встречает детская публика выступления кукольников на городских культурно - массовых мероприятиях. В настоящее время готовим премьеру под названием "Вовка в тридесятом царстве", дошкольники увидят и мини - спектакли экологической направленности.

 Было бы желание, вера в собственные силы, и тогда оживет чудесный мир, наполненный светом, солнцем, лесными запахами и бесконечными приключениями. А называется этот мир - кукольный театр! Итак,

 Ширму поставим и сцену
откроем -
Время для наших настало
героев...



Культура
МУЗЫКА ДЛЯ ДУШИ

Недавно в Жердевке прошел первый тур областного фестиваля ансамблей и оркестров русских народных инструментов, в котором приняли участие три районных центра.

 Токаревскую музыкальную школу на зональном фестивале представляли ансамбль баянистов, дуэт второклассников и дуэт баянистов преподавателей.

 Оркестр русских народных инструментов Мордовского Центра культуры и досуга под руководством Н. А. Вяльцевой подготовил произведения "Тамбовский вальс" и "Светит месяц". Они не только отличились хорошей игрой, но и запомнились нарядными русскими народными костюмами.

 Оркестр народных инструментов старших классов "Родники" нашей музыкальной школы под руководством Т. А. Родиной выступил с произведением В.  Хватова Русский бальный танец", а "Посвящение" на музыку Птичкина, слова Поперечного исполнили солисты Е Илюлина, Е.  Кузнецова и О.  Лубенко.

 Мордовцы и жердевцы вышли в финал и 12 апреля попробуют свои силы в следующем туре областного фестиваля в Тамбове.

 


История
МОЯ ЮНОСТЬ ВОЙНОЙ ОПАЛЕНА

Вырос я в дружной многодетной семье. Жили в организованной коммуне, в которой питались за общим столом, затем ее преобразовали в колхоз. До четвертого класса постигал первые "аз" и "буки" в начальной школе, созданной при коммуне "Новая деревня".

 Когда по центральному радио объявили о том, что на наши родные, пахнущие хлебным колосом, с голубым небом просторы напали немецкие захватчики, мне было всего 16 лет. Меня мобилизовали в учебное заведение Государственной системы трудовых резервов. Мастером производственного обучения был тогда Б. П. Борзов, после ухода добровольцем на фронт его заменила жена - Людмила Петровна.

 В свободное от уроков время подростки оказывали помощь фронту: трудились на полях совхозов и колхозов, в городах собирали металлолом, шили одежду, дежурили в госпиталях, писали письма фронтовикам, разгружали вагоны, очищали железнодорожные пути от снега. Летом 1941 года, как и сотни других юношей, кропотливо, день и ночь, рыли противотанковые рвы под Москвой по направлению к Можайскому и Волоколамскому шоссе. К вечеру просто валились с ног от усталости: ямы должны были быть трехметровой глубины, и мы старались, очень старались добросовестно выполнять данные нам поручения. Морально поддерживали друг друга земляки - ушедшие из жизни Б. Кузнецов, П. Лысиков, Н. Межонов, Н. Чумикови ныне проживающий в селе Алексеевка Б. Бабаев. Я был приписан к системе противовоздушной обороны. Когда немцы совершали очередной авиационный налет на Москву, женщины с плачущими детьми спешно устремлялись к переходам метрополитена, а нас расставляли по дворам, крышам домов, чтобы мы быстро тушили зажигательные бомбы для предотвращения пожаров. Минутами, забывая по своей детской наивности о грозящей смертельной опасности, любовались красотой взрывающихся снарядов и мелькающим освещением прожекторов.

 Фашисты рвались в глубь нашей страны. По радио передавались сообщения о том, что положение на Западном направлении фронта ухудшилось, и поэтому наше училище эвакуировали. И мы, более трех тысяч юношей, тронулись к новому пункту назначения пешком. Правда, ботинки на этот случай предусмотрительно выдали новые, но после более чем стокилометрового похода обувь было не узнать и идти в ней невозможно. Так что дальше где ехали на попутных машинах, где плыли по реке на баржах.

 Уже поздней холодной осенью приехали в Оренбург, а вместе с нами прибыл сюда и военный завод. Станки и другое оборудование выгружали в открытом поле. Запускали станок, накрытый во избежание попадания влаги брезентовой тошой, и работали до поздней ночи. Промерзали на морозе до костей, греться приходилось у костра.

 Написанные на красной ткани лозунги призывали: "Все - для фронта!", и поэтому в тылу каждый из нас работал до седьмого пота. Завод, изготавливающий патроны для пулеметов, уже в декабре под открытым небом выпустил первую продукцию. Только спустя несколько месяцев начали возводить стены оборонного предприятия.

 Приходилось трудиться по 12 часов в сутки, жили впроголодь, еду выдавали по карточной системе. Помню, кушать хотелось почти всегда. В свободную минуту, если назвать это современным языком, калымили: вручную делали женские гребенки, кастрюли и продавали свой нехитрый товар на рынке.

 Летом 1943 года я был направлен в военно - морское авиационное техническое училище, располагавшееся в городе Молотово (нынешняя Пермь), где и проучился до конца Великой Отечественной. Служить пришлось в Эстонии, Восточной Пруссии и демобилизовался только в 1950 году.

 В сражениях мне так и не довелось поучаствовать. Но достойно защищали Родину от немцев мои братья: Михаил, переживший страшные 900 дней и ночей блокады Ленинграда, и Александр, погибший в кровопролитном сражении под Брестом.

 


Фото выпуска
Дом на Советской

Дом на Советской

Версия для печати
© ГУ "Редакция газеты "Жердевские новости" 2008
Использование информации без ссылки на источник запрещено.